• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

ТНК-ВР как зеркало борьбы энергостратегий

Мало кто не обсуждал причины и последствия конфликта российских и иностранных акционеров ТНК-ВР, не можем обойти эту тему и мы. Наиболее популярные у комментаторов грани данной коллизии - корпоративная (широко известные слова Путина о системной ошибке, допущенной при образовании паритетного альянса: «Я вас предупреждал, в компании должен быть хозяин») и политическая, специфически российская (версия дальнейшего притеснения государством иностранных инвесторов). Политолог Андрей Белый в беседе с Oil&Gas Journal Russia приводит аргументы в пользу того, что данная ситуация отражает более широкую тенденцию - борьбу вокруг инвестиций в энергетику стран Запада.

«Я вас предупреждал...»
По-моему, никаких подстрочных смыслов в вышеназванных словах Путина нет. Действительно, непонятно, как можно было пойти на вариант 50x50. У одного в конечном итоге должно быть последнее слово.
В результате участники альянса, оказавшись в безвыходной ситуации, идут на юридический конфликт. Причем каждая из сторон - в своей стране. Ситуация странная. Все это, возможно, отрицательно отразится на капитализации ТНК-ВР.

О выходе за рубеж
Одна из причин, почему рассорились стороны - это покупка активов за пределами России.
ВР хочет сконцентрироваться на российской добыче нефти и газа. Если же ТНК-ВР выйдет на международные рынки, она сразу станет конкурентом самой ВР. Конечно, для акционеров ВР это недопустимо.
В любом случае, что бы ни произошло внутри компании, на мой взгляд, очевидно следующее. Российские экономические игроки – не только ТНК. многие другие: тот же «Газпром», «Роснефть», «ЛУКОЙЛ» - смотрят на международные рынки. Их цель - стать международными компаниями, добиться присутствия на международных распределительных рынках, а также через инвестиции иметь интерес в трубопроводах или в добыче в других странах. ВР -традиционная международная компания, одна из тех. которые в свое время изначально делили между собой международный рынок. Для них появление новых игроков означает собственный уход. А это провоцирует некоторую политизацию вопроса. Такие компании и так уже потеряли большую часть того международного upstream, который у них был раньше.
Определенно, этот конфликт имеет гораздо более широкое измерение, чем борьба внутри одной компании. Речь идет о конфликте стратегий. С одной стороны, стратегии растущих игроков в России, которые претендуют инвестировать за рубеж и у которых появились для этого финансовые возможности, с другой - международных игроков, которые привыкли контролировать upstream в странах-производителях и в downstream на своих собственных рынках.
То, что конфликты стратегий существовали и продолжают существовать в мировой практике, - налицо. Один из примеров - реакция европейцев и американцев на стратегию китайской CNPC в международных инвестициях. Например, попытка CNPC вложить в американскую компанию Unocal вызвала целый ажиотаж - экономический и политический - в Соединенных Штатах.

Gasprom clause
Не следует также сбрасывать со счетов другой фактор: закрытие дверей для иностранных инвестиций в самих странах Запада. Особенно это характерно для Европы. Недавняя инициатива Европейской комиссии направлена на ограничение неевропейских инвестиций в газопроводы -так называемая Gasprom clause. «Газпрому», как и другим неевропейским монополистам, не удастся участвовать в европейских сетевых инвестициях. В России иногда недостаточно серьезно оценивают реальное желание европейцев связать российские инвестиции в ЕС с вопросом безопасности.
Это тот же самый вопрос конфликта стратегий: европейцы не хотят видеть среди своих инвесторов - других международных игроков.
Занимайтесь своим upstream, увеличивайте добычу, - это идея, которую ЕС и его члены-государства посылают России. Но российские компании это не удовлетворяет. Российская сторона ищет недискриминационный доступ к инвестированию на прединвестиционной фазе. Можно даже представить, что России будет выгодно новое международное соглашение по инвестициям, где прединвестиционная фаза будет четко прописана. Однако ЕС на это еще не готов.

Исход конфликта
Я думаю, что развязка внутрикорпоративного спора в ТНК-ВР может иметь довольно широкие глобальные последствия. Конфликт между акционерами - пускай не первый, но все-гаки одной из крупнейших мировых компаний - сам по себе вторичен. Важен исход борьбы стратегий.
Что с ними (ТНК-ВР) будет - неизвестно. Многие говорят, что заинтересованность проявляют российские госкомпании. Это вполне возможно, хотя у меня нет точной информации. Другая версия - что ТНК пытается выкупить активы у ВР - тоже возможна. Но все это только детали.
Как бы то ни было, маловероятно, что глобальным результатом этого конфликта может стать то, что российские компании поменяют свою стратегию - наступательную, а европейцы свою - оборонительную.
 

«ЛУКОЙЛ» покупает сбытовые сети в Турции
«ЛУКОЙЛ» подписал соглашение о приобретении компании Akpet, которая является оператором 693 АЗС в Турции на основании дилерских соглашений, что составляет около 5% розничного рынка страны.
Помимо АЗС компания станет владельцем 8 нефтепродуктовых терминалов общей емкостью 300 тыс. м3, 5 хранилищ емкостью 7,65 тыс. м3 для СУГ, 3 авиатопливозаправочных комплексов емкостью 7 тыс. м3, завода по производству и фасовке моторных масел мощностью 12 тыс. тонн в год.
Шесть из восьми нефтепродуктовых терминалов Akpet могут осуществлять морскую перевалку, а три из восьми соединены нефтепродуктопроводами с НПЗ Tupras. Нефтепродукты на турецкие АЗС «ЛУКОЙЛ» планирует доставлять с балгарской НПЗ, а также с 2 сицилийских НПЗ, в которых компания недавно приобрела 49% участия.
По словам президента «ЛУКОЙЛа» Вагита Алекперова, «приобретение крупных сбытовых активов в Турции увеличивает зарубежную розничную сеть компании на 18% и является важным элементов стратегии в области downstream на черноморском и средиземноморском рынках по доставке до конечного потребителя продукции с высокой добавленной стоимостью».
Сейчас у «ЛУКОЙЛа» в Турции одна нефтебаза и 53 АЗС, а к концу года компания планирует построить еще 27 заправок.

Oil & Gas Journal № 8 (21) август 2008