• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Стратегическое партнерство в условиях «реальной многополярности»

Применение Россией силы про­тив Грузии означало, что развер­нувшееся в последнее десятилетие соревнование держав в деле наращи­вания своих возможностей достигло в одном из регионов своей высшей точки - вооруженного противостоя­ния. «Реальная многополярность», воцарившаяся в международных от­ношениях на рубеже веков, не могла привести к другим результатам.

 

Применение Россией силы про­тив Грузии означало, что развер­нувшееся в последнее десятилетие соревнование держав в деле наращи­вания своих возможностей достигло в одном из регионов своей высшей точки - вооруженного противостоя­ния. «Реальная многополярность», воцарившаяся в международных от­ношениях на рубеже веков, не могла привести к другим результатам.

На протяжении всей истории вза­имоотношений (1991—2008 годы) Россия и Европа, олицетворяемая Европейским Союзом, вели между собой «игру с нулевой суммой». За эти годы сторонами был накоплен колоссальный по меркам периода классической холодной войны опыт взаимодействия в разных областях экономики, культуры, человеческих связей и, отчасти, даже политики. Однако, несмотря на это, стратегия собственного усиления за счет огра­ничения прав и возможностей сосе­дей оставалась неизменной.

Сейчас, на фоне нарастания об­щей глобальной неопределенности, постоянного снижения управляе­мости и предсказуемости в мировой экономике и политике, продолже­ние сторонами прежней политики «рационального выбора», постоян­ной борьбы за усиление собствен­ных возможностей за счет партнера, становится все более опасным. Ес­ли Россия и Европа позволят себе возвращение к положению изоли­рованной автократии, то через тридцать-сорок лет никто в мире и не вспомнит о том, что были такие субъекты международных отноше­ний, как Россия и Европа.

Для России и стран Европейского Союза переход отношений в новое качество сейчас, в условиях глобаль­ной неопределенности, представля­ет собой интерес экзистенциального характера и не может быть прине­сен в жертву текущей политической конъюнктуре. Источником для фор­мирования новой философии отно­шений должно явиться понимание сторонами того, что только подлин­ное стратегическое партнерство -союз, базирующийся на общих ин­тересах глобального порядка, равно­правии и глобальной ответственно­сти, может предотвратить маргина­лизацию Европы и России в мире, способствовать их ускоренному раз­витию и устойчивости к вызовам и угрозам будущего.

Щдать, пока Россия и Европа ста­нут едиными в ценностном отно­шении, а Россия, по мере своей внутренней трансформации, пре­вратится в некий «новый Запад», совершенно бессмысленно. Равно как и бессмысленно требовать от Европы возвращения к «себе са­мой» - старой, доброй Европе об­разца XIX - первой половины XX века. Подлинным фундаментом стратегического союза России и Ев­ропы может стать их культурно-ци-вилизационная общность, эконо­мическая, и социальная взаимодо­полняемость.

На практике, такой стратегичес­кий союз возможен только в том случае, если он будет ставить перед собой цель объединения усилий для защиты жизненных интересов. Рос­сия и Европа, будучи одними из крупнейших производителей и по­требителей энергоресурсов, в той или иной степени одинаково стра­дают от неопределенности состоя­ния данного сегмента экономики и неуклонной политизации отноше­ний между основными игроками. Соответственно, их главным инте­ресом, реализация которого достой­на того, чтобы стать целью стратеги­ческого союза, является компенса­ция управленческого вакуума, суще­ствующего в сфере международных энергетических отношений.

Решающим шагом на этом пути может быть создание такого не­привычного, как, собственно, и большинство международно-по­литических явлений XXI века, объ­единения, как Союз производителя и потребителя.

Историческая ценность такого союза может выйти далеко за преде­лы стабилизации двусторонних от­ношений в области энергетики. Совместное управление важнейши­ми стратегическими ресурсами, включая распределительную и ин­новационно-технологическую со­ставляющие данного сегмента рын­ка, потребует от России и Европы максимально общего видения важ­нейших мировых и региональных проблем. В международно-полити­ческом плане такой стратегический союз России и Европы должен при­вести к возникновению структурной стабилъности и безопасности на ев­разийском пространстве и положить конец периоду необходимости и возможности вмешательства внеш­них сил в дела Европы. Это, в конеч­ном итоге, способно оказать качест­венное положительное влияние как на возникновение нового баланса сил в мировом масштабе, так и на поведение других важнейших участ­ников этого взаимодействия. ■

Отрывок из книги «Стратегический союз: Россия и Европа перед вызовами XXI века», готовящейся к печати в ИД «Европа»