• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

ЧЕРТЫ НОВОЙ ЭПОХИ

Отношения Запада с Россией претерпели радикальные изменения. Количество переходит в качество. Не стану называть это качество «новой холодной войной». Скорее это состояние временами будет походить на фарсовый вариант холодной войны.

Сергей КАРАГАНОВ, декан факультета мировой экономики и мировой политики ГУ-ВШЭ

Отношения Запада с Россией претерпели радикальные изменения. Количество переходит в качество. Не стану называть это качество «новой холодной войной». Скорее это состояние временами будет походить на фарсовый вариант холодной войны.

Но причины таких изменений и их проявления будут во многом иными. Некоторые старые рецепты и инструменты пригодятся. Так, пригодится прошлый опыт, если его использовать по-умному.
Но многое будет отличным. Новое противостояние, которое развязывают на наших глазах мировые лидеры, будет проходить в иных условиях, скорее всего, оно окажется менее глубоким, хотя может быть и не менее, а даже более опасным, чем прошлое, особенно на поздних крайне стабильных стадиях второй половины 60-х, 70-х и 80-х годов прошлого века.
Поэтому назову это состояние международных отношений «новой эпохой» (НЭ). Она будет серьезно отличаться и по проявлениям, и по причинам как от прошедшей холодной войны, так и от прошедшего почти пятнадцатилетия, начавшегося с конца 1980-х годов и заканчивающегося сейчас.

ОБЪЕДИНЕННЫЙ ЗАПАД В РАСКОЛОТОМ МИРЕ
Новая эпоха будет характеризоваться многими неприятными чертами. Будут, видимо, осуществляться попытки добиться нового сближения разошедшихся после холодной войны двух полюсов традиционного Запада — американского и европейского. Но относительное единство может быть восстановлено только в случае возобновления в той или иной форме институционального, структурного военного противостояния.
США будут по-прежнему использовать НАТО для сохранения своих позиций в Европе. А возможно — и для целей формирования нового военно-политического противостояния. Уже сейчас в американских, околонатовских кругах гуляет идея превращения НАТО в военно-политическую основу всемирного союза демократий. С включением Японии, Австралии, Новой Зеландии, Швеции, Финляндии. Идея эта вряд ли осуществима.
Налицо признаки интенсификации работы по включению в НАТО Украины. И это несмотря на то, что такое расширение спровоцирует серьезный и долгосрочный кризис. С помощью такого расширения будут пытаться осложнить позиции и России, и Европы, создать еще одно мощное препятствие на пути их сближения. Проталкивается концепция придания союзу функции обеспечения доступа к энергоресурсам. Эта идея тоже малореалистична, но напряженность и недоверие будут ее подпитывать.
Идея дальнейшего расширения НАТО станет более реалистичной в том случае, если, сталкиваясь с новыми военно-политическими вызовами, Россия попадется на удочку и начнет со своей стороны содействовать ремилитаризации международных отношений.
В НЭ будет, видимо, продолжена и ремилитаризация международных отношений, даже гонка вооружений. Мощные сдвиги в мировой экономике и политике, быстрое перераспределение сил усиливает ощущение непредсказуемости внешней среды. Укрепляет эти ощущения и продолжающееся, несмотря на усилия России, многих государств в Европе, Китая, Индии, ухудшение — хотя и не линейное — управляемости сферой международной безопасности, особенно в регионе расширенного Ближнего Востока. Неизбежный уход США из Ирака только усугубит уже существующий там вакуум безопасности.

ГОСУДАРСТВО ВОЗВРАЩАЕТСЯ?
Еще одной особенностью НЭ будет жесточайшая многоуровневая конкуренция — экономическая, геополитическая, идеологическая. Конкуренция будет вестись во многом другими методами, нежели в прошлую эпоху победы либерально-демократического капитализма или в предшествующую ей эпоху холодной войны, переплетаться с более глубокой, чем прежде, взаимозависимостью, использовать ее и гаситься ею.
Можно прогнозировать активизацию попыток ограничить экономическую экспансию стран нового «авторитарного капитализма» и их компаний.
Уже сейчас в ряде западных стран наблюдаются попытки институциональной делиберализации инвестиционного режима. А случаи — в первую очередь в Европе — ограничения иностранных инвестиций в «стратегические отрасли» уже кажутся не исключением, а правилом.
Государства старого либерального капитализма перенимают практику новых «авторитарных» капиталистических стран.
Весьма вероятно нарастание усилий по манипулированию финансовыми потоками. Уже сейчас опасения относительно такого манипулирования приводят к бегству финансовых ресурсов из Европы. Они в первую очередь вкладываются в предметы искусства, в недвижимость, в акции, в азиатские банки. Но и там они могут стать жертвой контрманипулирования. Нарастает угроза стабильности мировой банковской системы в том виде, в котором она сложилась.
Нервозность, нестабильность будут увеличиваться и из-за опасений спровоцированных локальных кризисов международной финансовой системы.
Попытки замедлить развитие новых эффективных конкурентов — стран «авторитарного капитализма» — будут содействовать развитию и так уже усиливающейся тенденции к протекционизму. А стремление использовать в целях этой новой конкуренции старые международные организации — подрыву влияния последних. Уже резко ослабло влияние МВФ, частично — Всемирного банка. Рост протекционизма, стремление использовать ВТО в политических интересах основателей этой организации — стран старого капитализма — ослабляют и ее. Уже звучат призывы к ее замещению.
А рост протекционизма, торговых и инвестиционных столкновений в истории был одним из предвестников военных столкновений.
Усиление экономической, идеологической конкуренции объективно будет толкать все страны к поиску более оптимальных путей развития. Европу — к преодолению застойной квазисоциалистической модели развития, неэффективной модели единой внешней политики, ворующей мощь и влияние у ведущих европейских государств. США — к хотя бы частичному отказу от односторонности и мессианской агрессивности. Новые капиталистические государства, в том числе Россию — к более гуманной и привлекательной для всего человечества модели развития.

НИЧТО НЕ ВЕЧНО
Новая эра конечна. Уже видны ее временные пределы. Через пять-семь лет можно ожидать выхода Европы из нынешнего системного политического кризиса. Весьма вероятно, убыстрится и ее экономическое развитие. США, выйдя или частично выйдя из Ирака и неизбежного постиракского синдрома, вернутся к более рациональной многосторонней политике. Еще раньше — чем раньше, тем лучше — я надеюсь, Россия выйдет из своего головокружения от успехов и начнет проводить более осторожную, хотя и не менее активную политику.
Однако эра большего сотрудничества состоится, только если человечество, в том числе Россия, не допустит системной ошибки — структуризации и милитаризации нового соревнования и если не произойдет новой крупной войны. А она вполне вероятна в случае углубления конкуренции до противостояния, возможно, и сползания мира к череде крупных войн или даже большой войне. Аналитически она предсказуема.

Журнал «Смысл» № 15