• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Кома для Европы

Члены ЕС не очень верят в сохранение интеграционного проекта в его нынешнем состоянии

Автор - Тимофей Бордачев, директор Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ

Начавшийся вчера двухдневный саммит ЕС в Брюсселе зафиксирует медицинский факт: Европейский союз впал в кому. Главный вопрос на сегодня, что за ней последует — либо выздоровление, пусть и с инвалидностью, либо летальный исход. В последнем случае состоится распад Евросоюза как единого политического объединения с сохранением Таможенного союза и отдельных, выгодных странам-членам и неопасных для их суверенитета, общих сфер деятельности.

Нынешняя постановка вопроса о необходимости «спасать» Евросоюз сама говорит о том, что ведущие страны — члены ЕС не очень верят в сохранение интеграционного проекта в его нынешнем состоянии. Ведь для политических и деловых элит стран Евросоюза единая Европа — это не цель, а инструмент для повышения собственной эффективности. Лозунг «спасения Европы» позволит провести реформы, которые серьезно увеличат полномочия государств ЕС за счет Брюсселя. А на все претензии можно будет ответить — «зато мы спасли ЕС». Даже если для этого странам-членам придется отказаться от многих достижений интеграции.

Отказ от существенной части того, чего за последние 20 лет достигла европейская интеграция, практически неизбежен. Эти достижения, в первую очередь единая валюта, стали слишком сильно давить на суверенитет стран-членов, в частности на их экономическую политику, включая столь важные во время выборов социальные вопросы.

Оптимистичный сценарий выхода из комы — довольно длительный период «евросклероза» с последующим разделением ЕС на группы стран разной степени интегрированности с сохранением евро и Шенгена как общего бренда. То есть распад Евросоюза будет не географическим, а функциональным. Ни одна страна исключена из ЕС и даже зоны евро не будет чисто по политическим соображениям (что же, отдавать их кому-то типа России?). Вместо «стряхивания» неподходящих стран участники ЕС вернут себе отданные Брюсселю ранее полномочия, а также определят, какие страны и в каком порядке будут иметь допуск к единым европейским инструментам. Определенно сохранится Таможенный союз. Просто права и возможности у стран, входящих в него, будут разные.

Технически все это будет оформлено в рамках ревизии Лиссабонского договора, подписанного четыре года назад и заменившего собой так и не вступившую в силу конституцию ЕС. Процесс ревизии договора займет пять-шесть лет.

Однако вероятность летального исхода пока выглядит выше. В этом случае если на саммите согласовать мягкий сценарий не удастся, вскоре после него будет создан механизм цивилизованного развода с сохранением части технических функций в Брюсселе и допуском к ним «избранных». Все существующие институты ЕС (комиссия, парламент) сохранятся, хотя и будут терять свои полномочия. Они просто еще больше, чем сейчас, станут «прислужниками» и инструментами входящих в ЕС государств.

Единая европейская валюта в этом случае может прекратить существование — вместо нее будет создано сначала два, а потом и несколько видов евро для разных по способности выдерживать давление международной конкуренции стран союза. При самом неблагоприятном сценарии валюты всех стран будут просто иметь такую приставку (евромарка, еврофранк и т.д. для сохранения общего бренда и видимости единства) и разный обменный курс. Сегодня это трудно представить себе технически, однако именно такой вариант может стать реальностью в ближайшем будущем.

Даже если развал ЕС пойдет по оптимистичному сценарию, путь назад, к новой интеграции, начнется в Европе не раньше чем через 20 лет. Залогом успеха нового объединения должен стать отказ от идеологизации Евросоюза как «идеальной» Европы и включение в обновленный интеграционный процесс России.

Впрочем, возможно, мы наблюдаем конец всей евроинтеграционной идеи. Если, как считают многие аналитики, историческая миссия интеграции состояла в том, чтобы примирить страны Западной Европы, в первую очередь Великобританию, Германию и Францию, то она выполнена. Великобритания и Франция налаживают сотрудничество в военно-политической области — как на уровне политических решений, так и, как в случае с Ливией, на практике. Контролировать Германию вполне по силам НАТО и США, отношения стран Европы с которыми от развала Евросоюза только укрепятся. Главная цель достигнута: войны не будет, и почвы для нее нет, и  теперь можно возвращаться к Европе независимых государств, координирующих свою политику в отдельных областях.

Возобновлять интеграцию тогда вообще не имеет большого практического смысла.

Московские новости, № 179 (179), 9 декабря