• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Метания Европы

Новая статья директора Центра комплексных европейских и международных исследований Т.В. Бордачева

Тимофей Бордачев, директор Центра европейских и международных исследований ВШЭ

Некоторое время назад мне довелось участвовать в солидной международной конференции, посвященной роли Европы в мире. Впечатления удручающие. Все без исключения тяжеловесы, авторитетные мыслители из стран Евросоюза, выступавшие на конференции, были едины в глубоком пессимизме по поводу способности ЕС стать самостоятельным игроком и равным партнером США, Китая и России. Чтобы исправить ситуацию, Европе нужно принимать революционные решения. Остальные 90% участников предпочитали заткнуть уши и повторять избитые слова: бывало и хуже, нужно подождать лет 5-10 и тогда посмотреть.

Такой раскол весьма показателен. Триумфальное вступление в силу Лиссабонского договора пока принесло Евросоюзу больше хлопот, чем уверенности в себе. Появление в политической колоде ЕС новых игроков (Хермана ван Ромпёя и Кэтрин Эштон) лишь усилило неразбериху, начало которой было положено массированным расширением на Восток в 2004-2007 гг., когда в ЕС были приняты государства, политическая культура и национальные интересы которых серьезно отличаются от стран Западной Европы.

Как показал прошедший в середине сентября саммит, страны ЕС не готовы отказаться от скомпрометировавшей себя философии "игры с нулевой суммой": успех Европы - это неизбежно уступка со стороны России, и наоборот. Неудивительно, что диалог на уровне Россия-Евросоюз топчется на месте.

В Европе крепнет понимание необходимости по-новому взглянуть на отмену визового режима между ЕС и Россией. Но одновременно сильно желание использовать этот вопрос (как и проблемы прав и свобод в России) в качестве инструмента стратегии "кнута и пряника".

Растет прагматизм относительно проектов "Северный поток" и "Южный поток". Ведущие страны Европейского союза сознают: оба проекта не несут в себе угрозы, наоборот, навсегда снимут проблему "транзитных" стран. Но одновременно набирает обороты и кампания в поддержку очевидно нежизнеспособного, но альтернативного "Набукко".

Двойственной остается позиция ЕС в западной части СНГ. Понимание объективной необходимости сотрудничества здесь с Россией сочетается с философией "оттягивания" от Москвы стран постсоветского пространства. При этом безоговорочно признается отсутствие у этих стран перспектив вступить в ЕС. В недоумении все. И Москва, где бороться с Европой за Украину или Белоруссию никто серьезно не собирается. И брюссельские чиновники: им вроде дано указание с Россией конкурировать, но не дано на это средств и полномочий по части обещаний, которыми они могут подкрепить свои требования к Киеву или Кишиневу.

Европа не спешит определяться с позицией ни по одной из выдвинутых Россией на саммите 31 мая - 1 июня в Ростове-на-Дону инициатив. Нет официальной реакции на проект соглашения об отмене визового режима (который Россия передала ЕС) и предложение России и Германии о создании комитета России - ЕС в области безопасности (Мезебергский меморандум). Затянувшееся молчание свидетельствует, скорее, не о подготовке внятной позиции, а о прогрессирующей апатии, которую ЕС проявляет на международной арене. Можно бы, конечно, и подождать. Но времени на размышления не остается. Политические метания могут пошатнуть позиции и на мировом экономическом поле. Грядущее перераспределение в пользу Китая и других растущих стран голосов в международных финансовых организациях, где сейчас страны ЕС держат "пакет" в 24%, сократит возможности европейцев влиять на принятие важнейших решений и здесь.

Игнорировать Европу Россия не может и не должна. Это наш самый крупный внешнеторговый партнер - 50% российского экспорта приходится на страны ЕС. Нас сближают общая история, традиции и, как бы странно это для многих ни звучало, административная и политическая культура. Европа - главный ориентир российского развития и модернизации. Большинство россиян, даже если не задумываются об этом, хотят "жить как в Европе". И наконец, мы - ближайшие соседи и в хорошем смысле обречены быть вместе.

"Известия", 19 октября 2010, № 195 / 28210