• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

Сила и слабость в отношениях Россия–США

Москва и Вашингтон рисуют две принципиально разные картины мира

Начало нового политического сезона вновь заставляет задуматься о состоянии и перспективах российско-американских отношений, а также подвести первые итоги их перезагрузки, объявленной в начале февраля, но формально запущенной лишь в начале июля этого года – после визита в Москву президента США Барака Обамы. Тем более что не за горами срок выработки нового договора Россия–США об ограничении и сокращении ядерных вооружений вместо истекающего в декабре СНВ-1. Успех же здесь зависит от общего климата, динамики отношений и способности сторон идти на взаимные уступки. Ведь главное противоречие сторон в данной сфере – увязка стратегических наступательных и оборонительных вооружений и соответственно судьба третьего позиционного района ПРО США в Европе – остается неизменным.

С одной стороны, дальнейшего ухудшения российско-американских отношений, наблюдавшегося с 2003 по начало 2009 год, после московского саммита не происходит. Ведется, как и планировалось, работа по выработке нового договора вместо СНВ-1 (следующий намечен на начало сентября). С другой стороны, невозможно избавиться от ощущения, что подготовка нового договора по СНВ происходит как бы изолированно от остального пласта и магистрального течения российско-американских отношений. Последний же пока не сильно изменился.

Продолжается прямое соперничество сторон в наиболее чувствительном для России регионе – на постсоветском пространстве. Состоявшиеся почти сразу после июльского саммита в Москве визиты вице-президента США Джозефа Байдена в Украину и Грузию ясно показали: Америка будет и впредь оказывать политико-дипломатическую и военную поддержку этим странам, курс на их отрыв от России и интеграцию в западные структуры остается неизменным, а про «компромиссы» и «размены» на постсоветском пространстве Россия может забыть. Сразу после этого Байден дает скандальное и обидное для Москвы интервью Wall Street Journal, в котором прогнозирует скорое внешнеполитическое ослабление России вследствие ослабления экономического и тем самым фактически побуждает оказывать на РФ жесткое давление в ожидании неизбежных уступок.

В августе американская корпорация General Motors – явно не без вмешательства политического фактора – противодействовала приобретению Сбербанком акций немецкой Opel, несмотря на поддержку этой сделки канцлером ФРГ Ангелой Меркель. Россия, со своей стороны, продолжает совершать в адрес США демонстративные военно-политические жесты (посылка российских подлодок к берегам Америки в начале августа) и осуществлять военное сотрудничество с рядом антиамериканских режимов (Венесуэла).

Более того, Россия и США могут жестко схлестнуться вокруг предстоящих в январе 2010 года президентских выборов в Украине и тем самым снова поставить двусторонние отношения на грань откровенной враждебности. «Битва за Украину» уже началась, и ставки здесь крайне высоки. Недавние письмо Дмитрия Медведева Виктору Ющенко, его видеообращение к украинскому народу и визит в Украину Патриарха Кирилла продемонстрировали, что отношения с Киевом для Москвы куда больше, чем обычные двусторонние отношения, и что Россия во что бы то ни стало намерена отыграть ситуацию, возникшую после оранжевой революции 2004 года. Для США же главное – закрепить эту ситуацию и впредь, и они также отнюдь не намерены сдаваться, о чем свидетельствуют беседы Байдена в Киеве со всеми вероятными кандидатами на президентский пост.

Все это создает риск того, что перезагрузка между РФ и США закончится с выработкой нового договора по СНВ (и то если она состоится), в то время как подавляющая часть повестки дня двусторонних отношений будет или в лучшем случае стагнировать, или приобретать все более негативный характер.

Действительно, главный дефект нынешней модели перезагрузки заключается в том, что она не снимает наиболее острую причину последовательного ухудшения отношений РФ–США и их неспособности выработать устойчивую модель позитивного взаимодействия за 20 лет после холодной войны. Эта причина состоит в том, что политика США на постсоветском пространстве (расширение НАТО, включение стран региона в экономические, политические и военно-политические объединения, ориентированные не на Россию, а на Запад, поддержка наиболее антироссийских сил и поощрение антироссийской политики) и в сфере европейской безопасности (усиление ее НАТО-центризма, отказ предоставить РФ право голоса по вопросам европейской безопасности и формировать совместно с Россией новый панъевро-атлантический порядок безопасности в Евро-Атлантике) представляет собой угрозу жизненно важным интересам России.

Весь опыт российско-американских отношений последних двух десятилетий однозначно указывает на то, что попытки улучшить отношения РФ–США в обход данных противоречий, сохраняя по ним модель «соглашаться не соглашаться» и фокусируясь на вопросах, где интересы сторон совпадают, проваливались и будут проваливаться впредь. Указанные вопросы для России настолько важны, что, будучи не разрешенными, не позволяют двигаться вперед по другим направлениям. Сторонам необходимы взаимные уступки, поиск взаимоприемлемого компромисса и преодоление противоречий по СНГ и европейской безопасности.

Однако и итоги июльского саммита Россия–США, и тем более последующий визит Байдена в Украину и Грузию со всей очевидностью отразили принципиальные неготовность и нежелание Вашингтона идти на какие-либо уступки России по этим вопросам. Более того, последующее интервью вице-президента США Wall Street Journal говорит о том, что уступок по СНГ ждут как раз от России.

Наконец, в последние месяцы проявилась еще более фундаментальная причина того, почему устойчивое улучшение российско-американских отношений в нынешней ситуации маловероятно и почему США не откажутся в обозримой перспективе от попыток перезагрузить отношения с РФ за счет российских же интересов. Она состоит в том, что рисуемые Москвой и Вашингтоном картины мира, их видение главных тенденций развития мировой политики и своего места в ней становятся все более полярными.

Соответственно все менее совместимыми становятся глобальные стратегии России и США – стратегии, нацеленные на развитие мирового порядка в том или ином направлении. А ведь именно вопросы мирового порядка (однополярность или многополярность, правила применения силы, архитектура глобальной и региональной безопасности) – основа российско-американской повестки дня и первоисточник их противоречий, в том числе в СНГ и в Европе. Последние – не более чем продолжение общего противодействия России выстраиванию глобального американского однополярного мирового порядка.

Квинтэссенцией глобальной стратегии США при Обаме по-прежнему является закрепление американского глобального лидерства, только уже другими по сравнению с администрацией Буша методами. Глобальное же лидерство означает в том числе блокирование «российского гегемонизма» в СНГ и усиление американского доминирования в европейской безопасности. Более того, демократический истеблишмент США убежден, что, измени Вашингтон риторику и прояви желание действовать в многостороннем порядке, как все сразу кинутся реализовывать повестку дня «возвратившейся» старой доброй Америки Вильсона, Рузвельта и Трумэна, просвещенного лидера и благожелательного гегемона. Иллюстрацией этой логики стало выступление госсекретаря Хиллари Клинтон в Совете по международным отношениям в середине июля. Она, в частности, заявила, что глобальные позиции США восстанавливаются так же быстро, как заживает ее сломанный незадолго до того локоть, и что вопрос не в том, может ли Америка быть глобальным лидером, а в том, как она будет лидировать.

В то время как позиции России, уверены в Вашингтоне, напротив, слабеют из-за проблем, обостренных мировым экономическим кризисом, – об этом прямо заявил в интервью в Wall Street Journal Джозеф Байден. То есть приход Обамы и кризис позволяют США вновь разговаривать с РФ с позиции силы, ей же остается – как и в 1990-е – выступать с позиции слабости.

Для самой России картина мира принципиально иная. По ее мнению, сила в мире устойчиво перераспределяется в пользу «новых центров» (Китай, Индия и она сама), и ни Обама, ни кризис не в силах это остановить. Более того, как считают в Москве, именно осознание Вашингтоном усиления России и своих неудач заставили его предложить Москве перезагрузку. А следовательно, рано или поздно надо ждать уступок от Америки.

Ситуация тупиковая. Пока миры, в которых живут Россия и США, столь различны, говорить об устойчивом улучшении отношений бессмысленно. Но надежда есть. По крайней мере все большее нежелание европейцев реализовывать главный внешнеполитический проект Обамы, которым является война в Афганистане, говорит о том, что тезис о масштабном восстановлении глобальных позиций США после Буша как минимум спорен.

 

Опубликовано в Независимой Газете от 07.09.2009
Оригинал: http://www.ng.ru/courier/2009-09-07/10_rus-usa.html