• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

СТОЛКНОВЕНИЕ НА РЫНКЕ ИДЕЙ

В середине лета 2007 года на официальном сайте Министерства иностранных дел РФ появилось сообщение об отзыве статьи главы МИДа Сергея Лаврова «Сдерживание России: назад в будущее?», принятой ранее к публикации во влиятельном американском журнале Foreign Affairs…

Тимофей БОРДАЧЕВ, директор Центра комплексных европейских и международных исследований факультета мировой экономики и мировой политики ГУ ВШЭ

В середине лета 2007 года на официальном сайте Министерства иностранных дел РФ появилось сообщение об отзыве статьи главы МИДа Сергея Лаврова «Сдерживание России: назад в будущее?», принятой ранее к публикации во влиятельном американском журнале Foreign Affairs…

Позднее статья Лаврова все-таки вышла в полном объеме в летнем номере российского журнала «Россия в глобальной политике». Официальная причина отзыва такова: «Редакция журнала, сославшись на собственные требования, подвергла статью существенной правке, если не сказать – цензуре».
В ответ на сайте Foreign Affairs было опубликовано письмо редактора Джеймса Хоуга, содержавшее разъяснения возникшей ситуации. Главной возможной причиной решения российского министра было названо предложение журнала добавить к авторскому названию статьи подзаголовок, который мог бы «привлечь читательское внимание». Как пишет Хоуг, редакцией был предложен ряд вариантов, а выбор слов оставлен на усмотрение автора.
Согласно заявлению российского МИДа, предложенные варианты указывали на видение редакцией сути проблем, осмыслению которых посвящена статья. Речь во всех случаях шла о некой конфронтации между Россией и США и вероятности «новой холодной войны» – сюжету, вокруг которого в последние месяцы сконцентрирована большая часть политической дискуссии в Америке. Сюжету, ставшему главным содержанием политических и экспертных выступлений на тему новой внешнеполитической повестки дня, предлагаемой в США многими взамен фактически провалившейся доктрине демократизации Большого Ближнего Востока.
Оставив поэтому в стороне официальные трактовки сторон и рассуждения о возможных неформальных мотивах их действий, обратимся к глубинным причинам самого факта появления такой статьи.

А СУЩЕСТВУЮТ ЛИ РАЗНОГЛАСИЯ?
Согласно официальной трактовке МИД РФ, министр хотел напрямую обратиться к аудитории «в целях разъяснения российской внешней политики, нашего видения современных международных отношений и путей обеспечения позитивной направленности развития двусторонних российско-американских отношений». Также появление работы Лаврова связывалось с выходом в предыдущем номере Foreign Affairs статьи «Сдерживание России» за подписью бывшего премьер-министра Украины Юлии Тимошенко. В ней автор (или авторы) утверждали, что необходимо возвратиться к испытанной в годы холодной войны политике сдерживания экспансионистских устремлений России, в первую очередь на постсоветском пространстве.
Думается, однако, что появление в авторитетном американском издании пародии на знаменитую «длинную телеграмму» Джорджа Кеннана, которому, собственно, и принадлежит термин «сдерживание», не могло стать главной причиной статьи российского министра иностранных дел. Слишком различен статус авторов, их политическая и деловая репутация. Сложно, например, представить ситуацию, при которой министр иностранных дел Франции будет писать возмущенный ответ на антифранцузские заклинания бывшего министра африканской державы, даже если те и будут опубликованы в ведущем американском журнале.
Статья главы российского МИДа – это лучший пример противостояния попыткам многих политиков и экспертов как на Западе, так и зачастую у нас затвердить в общественном сознании тезис о неизбежности некоего нового глобального противостояния, в котором Россия и США находятся по разные стороны баррикад. Основной разделительной линией, по мнению сторонников этой доктрины, является приверженность стран либеральной либо авторитарной модели капитализма. К числу первых относятся США, страны антисаддамовской коалиции, Япония и, хотя и с оговорками, континентальные державы Западной Европы.

У ИСТОКОВ «ДЕМОКРАТИЧЕСКОГО ГЕГЕМОНИЗМА»
Идея о возможности нового идеологического противостояния появилась один-два года назад. Она набирала силу по мере осложнения ситуации в Ираке и нарастания в американском обществе недовольства политикой Буша-младшего. Наплевательство администрации на нормы международного права завело внешнюю политику США в тупик, привело к поиску новой доктрины, которая могла бы не только развлечь уставшего от иракской войны избирателя, но и привлечь отколовшихся союзников в Европе. Включая даже такие державы, как Франция и Германия, проклинавшиеся на протяжении последних лет за отказ ввязываться в иракскую кампанию.
Соблазн за счет России закрыть безнадежно испорченную главу американской истории, посвященную «демократизации Большого Ближнего Востока», и фактически бесплатно вернуть себе утраченные позиции в Европе оказался слишком велик.
В конце 2006 года в журнале The American Interest была опубликована статья Иво Даалдера и Джеймса Линдсея, в которой авторы призывали к созданию «союза демократий». Союз этот, по мнению этих бывших сотрудников администрации Билла Клинтона, должен был взять на себя ответственность за судьбы мира. При этом США их потенциальным союзникам было рекомендовано не опасаться оппозиции со стороны России или Китая.
Этот призыв к разделу сверхдержав на «хорошие» и «плохие» оказался не единственным. В начале этого года в журнале Foreign Affairs была опубликована статья малоизвестного военного теоретика из Израиля Азера Гата, напрямую заявившего о «подъеме авторитарных капиталистических держав – России и Китая» как о «более значительной», нежели радикальный ислам, проблеме.
Однако в наиболее ярком, можно даже сказать – гротескном, виде тема двух миров – авторитаризма и демократии – проявилась в недавней заметке «Мир раскалывается», опубликованной в газете Times американским политологом Робертом Кейганом.

Неоконсерватор Роберт Кейган в свое время прославился рассуждениями на тему еще одного «глобального раскола» – между США и Европой. Статья «О силе и слабости», вышедшая за год до вторжения в Ирак и неоднократно перепечатанная по обе стороны Атлантики, утверждала, что раскол между союзниками неизбежен, так как американцы и европейцы придерживаются якобы кардинально разных взглядов на роль силы в международных отношениях и, более того, готовность эту силу применять. Такие утверждения вызвали восторг у американской аудитории (а также иронические усмешки в Европе) и стали наиболее экстравагантным истолкованием причин отказа большинства демократических стран Евросоюза ввязываться в ближневосточный поход.


Кейган решил порадовать читателя утверждениями, что международный терроризм и радикальный ислам не являются для западного мира угрозой, сопоставимой по масштабам с опасностью, исходящей от «абсолютистских» России и Китая. По мнению этого вдохновенного публициста, все демократические страны должны объединиться вокруг США, чтобы противостоять именно этим государствам.

ОСОБОЕ МНЕНИЕ
В европейском и российском экспертных сообществах была предпринята пока только одна убедительная попытка критически взглянуть на новую американскую доктрину — «демократического гегемонизма», согласно определению Майкла Линда. В вышедшей летом этого года в журнале «Россия в глобальной политике» статье Сергея Караганова «Новая эпоха противостояния» возможность конфронтации хотя и допускается, но не рассматривается в качестве неизбежной. И уж тем более не проецируется на сколько-нибудь продолжительный исторический период. По мнению автора, напряженность, обусловленная масштабом происходящей сейчас идеологической «накрутки», продлится не более 5–7 лет.
Коллизия вокруг отзыва российским министром статьи из издания, представляющего цвет американской внешнеполитической мысли, высветила целый ряд проблем, с которыми сталкивается современный мир. О них лучше всех написал сам Лавров в статье: «Новизна ситуации заключается в том, что Запад теряет монополию на процессы глобализации», что становится причиной попыток «представить происходящее как угрозу Западу, его ценностям и образу жизни».
Глобализация не ограничивается экономической конкуренцией. Не менее важное место в ней занимает прозрачность информационных границ и конкурентоспособность стран в деле продвижения своего продукта на рынке идей, способность сформулировать и навязать потребителю повестку дня международно-политической дискуссии. И вряд ли стоит ожидать, что в этой области уже существующий монополист окажется менее жестким, чем в сфере, например, программного обеспечения.

Журнал «Смысл» № 14