• A
  • A
  • A
  • АБВ
  • АБВ
  • АБВ
  • А
  • А
  • А
  • А
  • А
Обычная версия сайта

Новости

EC – Россия: Все, кроме институтов

Саммит Россия — Евросоюз, проходящий в эту пятницу в португальском городе Мафра, не рассматривается партнерами как возможность совершить прорывный шаг в отношениях.

Бордачев Т.В.

Саммит Россия — Евросоюз, проходящий в эту пятницу в португальском городе Мафра, не рассматривается партнерами как возможность совершить прорывный шаг в отношениях. Слишком запущенными выглядят большинство проблем, слишком различны позиции партнеров по важнейшим, таким как энергетический, вопросам отношений. Судя по содержанию выступлений официальных лиц на тему поддержки двусторонних инвестиций, стороны пока только смогли заявить свои исходные позиции.

На официальном уровне Россия и Евросоюз стараются демонстрировать оптимизм и, более того, говорить о перспективах действительно интеграционных отношений. Особенно четко это прозвучало в статье президента РФ, опубликованной накануне 50-летия Евросоюза в ряде европейских СМИ и содержавшей прямое указание на возможность интеграции без вступления в ЕС на основе «объединения всего, кроме институтов». Учитывая то, что в Европе каждое политическое заявление стоит дорого и рассматривается инструментально, стоит, видимо, внести здесь ясность.

Хлесткая политическая формула «объединение всего, кроме институтов» была провозглашена в 2003 г. премьер-министром Италии Романо Проди в его бытность председателем Европейской комиссии — главного исполнительного органа ЕС. Ее появление было вызвано необходимостью сформулировать главный принцип отношений между расширяющимся Евросоюзом и странами, которые хоть и находятся «почти в Европе», но не рассматриваются в качестве стран-кандидатов. Суть этой доктрины — экономическое, политическое и правовое сближение стран-соседей с Европейским союзом, взаимное открытие рынков и восприятие ими юридических норм ЕС. За исключением, однако, участия в общих институтах единой Европы (Еврокомиссия, Совет ЕС, Суд юстиции, Европарламент и рабочие органы), дающего возможность влиять на процесс выработки и содержание этих норм.

Концепция Проди немедленно оказалась под огнем критики внутри самого ЕС. Она была объявлена политически некорректной, унизительной по отношению к партнерам и даже полуколониальной. Связано это с тем, что для каждого заинтересованного наблюдателя внутренней жизни ЕС именно институты, т. е. механизмы обеспечения интересов стран-членов на всех стадиях жизни, представляют самый важный элемент европейской конструкции. Через участие в институтах ЕС государства могут не просто получать дополнительные выгоды от открытия для себя рынков товаров или труда, а реально усиливать свои позиции на международной арене. Используя в своих, и часто корыстных, целях наднациональный таран брюссельской бюрократии.

Именно институциональная реформа стала причиной попытки создать европейскую конституцию в 2002-2005 гг., двухлетних внутренних боданий в ЕС по вопросу о новом договоре и главным объектом компромисса на саммите Евросоюза в Брюсселе (июнь 2007 г.). Без возможности иметь свой голос в Совете ЕС, делегировать лоббистов в Европарламент и влиять на внешнеторговые переговоры Еврокомиссии выгоды от участия в интеграционном проекте были бы ограничены возможностями общего рынка. С обязательством постоянно приспосабливать свои законы к нормам ЕС. А также выстраивать собственную внешнеэкономическую стратегию на основе интересов стран Евросоюза, в институтах ЕС участвующих.

Став предметом множества нападок, доктрина «объединения всего, кроме институтов» незаметно исчезла сначала из официальных документов ЕС, а затем и из лексикона руководителей и чиновников Евросоюза. Говорить вслух о том, что в обмен на приближение их законодательства и технических стандартов к европейским Евросоюз не может предложить соседям равноправных отношений, стало не принято.

Тем большим оказалось приятное удивление представителей единой Европы, когда их идеологический товар обрел вторую жизнь на российской почве и, что занимательно, в качестве наиболее приемлемого варианта развития отношений с точки зрения Москвы. Мало сомнений в том, что теперь, когда Россия выразила готовность работать по «формуле Проди», представители Евросоюза смогут более весомо аргументировать свои предложения на переговорах о подготовке новой политико-правовой базы отношений. Тем более что новое правительство Польши ясно выразило намерение улучшать отношения как с Россией, так и с Брюсселем. А там недалеко и до снятия пресловутого польского вето на выработку стратегического соглашения ЕС — Россия.

Ведомости, 25.10.07